В этом году на питчинге проектов на фестивале «Кинотавр». В категории «документальное кино» победил проект «Петь» независимой польской компании Arkana Studio и молодого русского режиссера Ольги Короткой, на счету которой сейчас пять работ: «Рядом с тобой» “Make Tea”, «Доброволец» , «Мои губы, Твой Нос» , «Дыхание воды». Ольга в 2011 году закончила ВГИК, мастерскую режиссуры Алексея Учителя. И в этом же году получила грант Министра Культуры Польши "Gaude Polonia" на обучение и проживание в Польше. Через год закончила Киношколу Анджея Вайды, курс режиссуры документального кино. У Оли — большой опыт участия не только в российских, но и международных питчингах, воркшопах (Польше, латвии, Чехии, Сербии, румынии, Нидерландах, Германии и др). Ольга поделилась с нами своими знаниями, наработками в области международных проектов. Рассказала, каково это искать деньги на Западе, сотрудничать с европейскими продюсерами. А также приоткрыла завесу тайны, как ей удается снимать не только хорошее заметное кино, но еще и совмещать съемки фильмов с работой в благотворительной организации.

— Ольга, насколько я знаю, ты только что вернулась из Тувы, где была на шаманском фестивале. Две недели жила в палатке, под палящим солнцем. Горы, долины, прекрасные виды.. Что ты там делала. Это были съемки очередного эпизода для своего фильма «Петь»?

Не совсем так. Я ездила туда волонтерить, помогала организовывать фестиваль и снимала видео для себя, а заодно глубже проникалась атмосферой Тувы.

— Как возникла идея создания фильма «Петь»? Сначала возник замысел фильма или сначала появилась героиня?

Ой, все было спонтанно. Сидела в столовой ВГИКа и говорила со своим оператором. Он предложил, что надо куда-то поехать поснимать, чтобы было красиво и необычно. А Тува — как раз то самое место. Я пришла домой, забила в Яндексе Тува, и почти сразу же нашла информацию? что здесь запрещают женщинам петь. Меня это очень заинтересовало. Что такое горловое пение вообще? Почему такая дискриминация женщин? Главную героиню нашла через интернет.. Но это было несложно — она единственная в Туве, кто поет. Нашла ее емейл и написала. Она сразу согласилась. Отдельного фильма о ней не было – были разные небольшие сюжеты, снимали, в основном, зарубежные каналы.

— Когда ты задумывала картину, ты понимала, основным смыслом фильма станет анализ противоречий вековых устоев и современной жизни? То есть, ты сразу глобально мыслила, или смысловой мессидж картины уже возник в процессе съемок?

Я начала снимать 3 года назад, и за это время замысел очень много менялся. Сначала я хотела снимать про молодых девушек, которые уходят из семьи. Из-за своей страсти к пению конфликтуют с родителями. Сейчас у меня конфликт расширился. Что такое горловое пение вообще? Героиня, Чодураа Тумат — единственная женщина в республике Тува, пропагандирующая женское горловое пение. Традиционно эти самобытные медитативные практики разрешаются только мужчинам. Поющим женщинам предрекают бесплодие, разные несчастья, а их семьи клеймят позором. Чодураа еще в молодости выбрала одиночество и посвятила жизнь своему искусству. Теперь ей за сорок, и она ездит по Туве в поисках учениц, чтобы передать свой опыт. В этой истории сразу несколько линий: выбор женщины между семьей и самореализацией, роль традиций в современном обществе и разделение на своих и чужих — если Чодура не сможет найти последовательниц среди тувинских девушек, то, возможно, она решится передать искусство своего народа русским ученицам.

— Чем тебе интересна твоя героиня?

Для меня — она женщина-загадка. Он меня восхищает своей силой, своим юмором.. В ней есть тайна – почему она выбрала горловое пение, а не семью. Иногда мне кажется, она жалеет, что сделал такой выбор.

— Что тебя поразило в Туве?

Связь человека с природой. Искреннее почтение перед силами природы — вера в то, что вокруг всё живое, и между всем есть какая-то мистическая связь. В том числе связь человека с животным миром, ведь горловое пение – это ещё и имитация звуков природы: звука ветра, рычания зверя и так далее. И, конечно, ещё поразило трепетное отношение к традициям. Например, моя героиня однажды обиделась на меня за то, что я пришла к ней без молока. У них традиция такая, когда ты приходишь в гости, надо приносить молоко в знак того, что желаешь этому человеку добра, «белой дороги» как говорят в Туве. Теперь я никогда не забываю брать с собой молоко.

— Тебя как-то изменила поездка, общение с местными людьми?

Наверное, я начала воспринимать мир более глубоко и открыто.

После этой поездки я стала гораздо смелее.. Одной поехать на съемки, в далекую республику – не каждый, наверное, рискнет.

— Сколько занимает дорога?

В Туве нет железной дороги и нет прямого авиасообщения. Я лечу до Абакана, а потом на машине или на автобусе еще 9 часов.

— На питчинге Кинотавра, на котором ты выиграла, было представлено четыре документальных проекта. И как ты думаешь, почему строгое жюри в лице Толстунова, Сельянова, Мирошниченко, отдали предпочтение твоему?

Наверное, он был наиболее проработан, по сравнению с другими. Был смонтирован трейлер. Это важно.

— А какой бюджет фильма, если не секрет?

Я не вправе говорить. Сейчас у нас есть половина бюджета, от Польского Киноинститута и от Европейской программы Media. Вторую половину несколько лет ищем в России.. Два раза подавала в Министерство культуры, но ничего не получила.. Зато выиграла питчинг Кинотавра -это важный этап, признание того, что мой проект интересен, удачен, профессионален. Надеюсь, что обратят внимание еще продюсеры.

— Как ты вышла на польского продюсера?

На питчинге Dragon Forum в Москве во время Артдокфеста в 2011 году. Это был мой первый в жизни питчинг — и сразу же победа. Дорота Рошковска была как раз организатором питчинга. Она подошла ко мне после вручения призов и сказала, что заинтересована быть моим продюсером... Вообще забавно, что я нашла польского продюсера в Москве, хотя к этому моменту уже жила в Польше и приехала в Москву только из-за питчинга. Почему-то Польша меня окружала со всех сторон.

— Чем ее заинтересовал этот проект? Экзотикой?

Да, но и не только. Она сказала, что здесь есть сильный конфликт. А если есть конфликт, то есть и драматургия. Ну и еще, потому что это женская тема.

— Скажи, а европейские продюсеры очень сильно отличаются от наших?

Там все по-другому. Там принципиально другая система поиска денег в кино вообще. Если мы здесь, чтобы найти деньги, подаем заявки в Министерство культуры, то в Польше есть Киноинститут. И он получает деньги от налогов. С каждого фильма, который показывают в кинотеатре, с каждого билета, с каждого DVD идет налог. И получается, что кино финансирует само себя. Когда мы подавали документы на финансирование, меня поразило серьезное отношение.. Надо написать больше 10 страниц сценария. И это для документального фильма! Обязательно должны быть уже какие-то видеоматериалы. И когда ты задумываешь фильм, ты уже должен знать, где он будет показываться, на каких каналах, фестивалях либо для каких образовательных целей. То есть, ты не делаешь просто фильм, ты делаешь фильм с чёткой задачей.

— У нас же тоже к этому сейчас идет..

Идет, но неизвестно когда придет.. И там не бывает такого, что фильм финансирован одной организацией. Он финансирован разными фондами. Ну и вообще, более серьезное отношение ко всему. Кстати, и само польское кино очень отличается от российского. Там очень большой акцент на визуальную составляющую.. И документальные фильмы пытаются снимать, как игровые..

— В твоей фильмографии есть очень тяжелый фильм «Рядом с тобой»… О девушке, которая попала в аварию.. Тебе нравится драматические истории?

Да, такие истории важны для меня..

— Традиционный вопрос, где нашла героиню?

Я увидела сюжет по ТВ — и там была информация вскользь, что вот есть девушка-инвалид, и у нее проходит своя выставка в Эрмитаже. Я увидела ее лицо, и поняла, что хочу снять о ней фильм! Больше не было никакой информации, только имя и фамилия. Я приехала в Эрмитаж, искала ее долго. Потом нашла ее, и это было чудо. И я к ней стала приезжать, мы вместе отметили новый год. Почему для меня еще важно заниматься документальным кино — каждый раз, когда я снимаю свой фильм, для меня этот человек становится близким. Это волшебство, когда человек начинает тебе открываться..

— А без камеры тяжело сблизиться с человеком?

Камера защищает меня, я за камерой прячусь… Почему то с камерой мне легче. Когда я снимаю, я же ничего не рассказываю про себя. А когда без камеры, нужно рассказывать — - а открываться тяжело.

— Насколько важно для человека, который хочет снимать документальное кино, получить высшее профессиональное образование, во ВГИКе, например, или это абсолютно неважно сегодня?

Именно во ВГИКе совсем не обязательно. Если в человеке есть талант, ему достаточно краткосрочных курсов, чтобы понять, как держать камеру, как монтировать. ВГИК дал мне общее образование, гуманитарное, без которого я просто бы не выжила. ВГИК — место, где я взрослела. Главное в документальном кино — уметь слышать человека, уметь чувствовать, уметь настроиться на его волну...Вообще, после ВГИКа мало, кто продолжает снимать док кино. С нашего курса, например, человека 3 снимают.

— Почему ты все-таки решила стать режиссером? Всегда отличалась наблюдательностью?

Может, это пафосно звучит, я очень люблю людей. Мне интересно все про людей. Что человек боится, что любит, к чему стремится? И самый большой плюс этой профессии — -я всегда свободна. Я не чувствую себя на работе. Я все делаю в удовольствие.

— Оля, я знаю, что помимо серьезных картин, ты еще снимаешь сюжеты о благотворительности, о людях, которым требуется помощь? Тебе не хватает в жизни какой-то благородной миссии?

Когда я еще училась во ВГИКе, я думала, что очень важно ездить по фестивалям, потом — что важно питчинговаться.. Сейчас я счастлива, что делаю благотворительные сюжеты, потому что я понимаю, что нужна миру.. Что благодаря мне, отчасти, больные дети находят деньги на свои неизлечимые болезни.

— А у тебя уже есть какие-то ключевые темы, которые бы ты хотела раскрывать в своих фильмах? Которые тебя волнуют больше всего. Ведь мне кажется, для большого художника — это важно – иметь свой концепт, свой манифест какой-то.

Да, есть, это тема потери связи в семье.. И «Петь» будет? в том числе и на эту тему...

Беседовала Юлия Сергеева