Копирайтер со стажем, начинающий кинематографист Иван Петухов, режиссер короткометражного фильма «Подарок», выигравший конкурс молодых сценаристов и режиссеров Jameson First Shot 2014 года и снявший в главной роли американскую актрису Уму Турман, встретился с корреспондентом Молодежного центра СК РФ и рассказал о своих впечатлениях от конкурса, творческом пути и планах на будущее.

- Ваня, расскажи, как это в один день проснуться «звездой» и ощутить на себе повышенное внимание прессы и людей?

И.П.: В общем, ничего особенного, кроме того, что сейчас больше даю интервью, чем работаю. А я очень хочу вернуться к работе. Потому что с нахлынувшей волной тяжело совмещать какой-либо творческий процесс.

- Нестандартный подход к славе. Тщеславие часто сопутствует первому успеху.


      И.П.: Видимо, я не тщеславный человек. Да и просто нет времени, так как теперь помимо рекламы я пытаюсь заниматься кино. Поэтому надеюсь, что через неделю все это стихнет, и я с головой окунусь в работу.

- Как все практично. А к получению образования ты подходил также серьезно?

И.П.: По образованию я журналист. А что касается кинообразования, то в этой области я пока самообразовываюсь.

- И как это происходит?

И.П.: Я смотрю разные фильмы, курсы в сети, читаю книги по сценарному искусству. В общем, использую все предоставленные возможности.

- И какие это фильмы и книги?

И.П.: В кино мне нравятся истории с ограниченным количеством персонажей и возможно в замкнутом помещении. Как только сценариста в чем-то ограничивают, он начинает искать нестандартные решения, и наблюдать за этим очень любопытно. Мне нравятся «Луна» с Сэмом Рокуэллом, «Сансет лимитед» с Томми Ли Джонсом и Сэмюэлем Л. Джексоном, «Резня». А что касается литературы, у Набокова истории очень кинематографичны, Довлатова читаю и перечитываю. Начал читать полное собрание сочинений Чехова с самого начала, интересно наблюдать, как он растет с каждым томом. А лучшие книги по сценарному ремеслу вы и так знаете.

- Интересно как…

И.П.: Но я думаю, что не так важно насколько глубокие истории ты смотришь и читаешь. Важно, что ты для себя из них выносишь. В самом плохом фильме можно найти что-то полезное, хотя лучше не увлекаться.

- А получать образование в области кино ты планируешь?

И.П.: Думаю, оно будет необходимо, но сначала я хочу что-то сделать: в первую очередь, дописать историю для полного метра, которая у меня есть и поставить ее. И если почувствую, что не хватает базовых знаний, то, конечно, этим займусь. А сейчас даже нет времени на получение образования. Поэтому, пока у меня есть жажда писать и снимать, буду заниматься этим и учиться параллельно. Тем более, как показывает практика, самоучки по-иному смотрят на вещи и часто наш взгляд находит свой теплый отклик у зрителей.

- И кем ты в результате видишь себя - сценаристом, режиссером или тем и другим сразу?

И.П.: Режиссером я стал благодаря конкурсу, до этого никогда себя им не мыслил. А сценаристом в кино я хотел стать давно. Потому что в рекламе именно этим и занимаюсь. Но формат рекламный роликов совсем иной. На протяжении лет 6-7 я пытался что-то написать, но не решался свои сценарии кому-то показать, чтобы их реализовали. Именно поэтому конкурс подвернулся очень удачно. Потому что это короткий формат, и он позволяет написать историю от начала и до конца, не сваливаясь в эти рефлексии и в мысли о том, как все ужасно, как далеко еще нужно пройти, чтобы создать что-то достойное. Можно написать 7 страниц и отправить их как можно скорее, пока тебя не догнала мысль о собственном несовершенстве.

- Тебя посещают и такие мысли?

И.П.: Конечно, как и любого творческого человека. Потому что у всех есть свой идеал в голове, к которому ты стремишься и которому ты никогда не соответствуешь. Поэтому надо просто выбрать планку, к которой стоит стремиться, пусть она и всегда будет ниже идеала. И все что ниже, ты честно отбрасываешь, потому что не надо плодить банальность и посредственность, которой и так слишком много, а все что выше – это ты и должен пытаться развивать дальше.

- Ты уже сформулировал для себя идеал?

И.П.: Его очень сложно сформулировать. Он зависит от жанра, в котором пишет автор, от того состояния в котором автор находится. Но на самом деле в моем случае это очень просто: если история затрагивает меня самого, если история вызывает у меня мурашки, наверное, я создал что-то достойное, и это стоит того, чтобы продолжать. Чем я и занимаюсь.

- Давай более конкретно поговорим о конкурсе Jameson First Shot.

И.П.: Давай. И что нового ты хочешь узнать? (смеется)

- Например, как отнеслась жена к твоему участию в нем?

И.П.: Жена отнеслась хорошо, больше того, именно ей принадлежала идея подать заявку. Конечно, я знал про этот конкурс и видел фильмы «Конверт» и «Человек-улыбка». И у меня была мысль поучаствовать в нем, особенно когда объявили об участии Умы Турман. Но дальше идеи сразу как-то не пошло… Однажды она отправила мне ссылку со словами, что пора бы уже попытаться, и я понял, что тут уж мне не отвертеться. И даже после этого я умудрился дотянуть до последнего момента и отправил все в последний день.

- Долго думал над идеей?

И.П.: Нет. Это была первая идея, которая мне пришла в голову. До этого возник образ и место действия благодаря одному из московских универмагов, в котором я увидел стойку для упаковки подарков, которая у всех ассоциируется с праздником, а для одного человека это всего лишь рабочее место.

- Тебе было легко работать над женской историей?

И.П.: Легко и приятно. Потому что мужской взгляд на женские истории зачастую интереснее женского взгляда на данную тему. Поэтому получился романтичный, нежный фильм. А вот фильм Джессики Валентайн «Прыгай!» этого года, который мне очень понравился, я бы женской историей никак не назвал.

- И как ты оцениваешь работу американской команды?

И.П.: Команда была достаточно молодая. Самое главное, что я там ощутил – это то, что люди действительно горят этим проектом. И это не формальные действия, им нравятся истории, в создании которых они принимают участие, и они по-настоящему вкладываются в них. Команда во многом помогала, и часто их идеи и решения были глубже и лучше, чем мои собственные. Но об это я уже говорил.

- За первым успехом следует первая критика. Я читала в сети, что зрителям не понравился твоя работа с восьмеркой. Как ты относишься к таким замечаниям?


И.П.: Критика – это хорошо, это значит, что людям не все равно. Я с удовольствием читаю все, что пишут обо мне и о фильме, как позитивное, так и негативное. Причем второе мне интереснее. И это прекрасно, что ругают. Но конкретного отношения к критике я еще не выработал. А что касается того факта, что все восьмерки напутаны, то на самом деле это было сознательное, продуманное решение, и ничего там не напутано. И, конечно, мне нравится, когда люди пишут, что они посмотрели этот фильм с утра, а потом целый день ходят и улыбаются.

- Ты будешь исправлять свои недостатки?

И.П.: Конечно, буду! Потому что если я не признаю и не исправлю их сейчас, то потом их последствия рано или поздно меня все равно догонят. И это будет больнее осознавать и исправлять.

- А что, по-твоему, самое сложное на кинематографическом пути?

И.П.: На каждом этапе что-то свое. Сначала мне было трудно сделать первый шаг, а теперь главное не сорваться и не начать думать о себе слишком много, то есть шаг второй оказывается еще сложнее. И нужно продолжать учиться на каждом этапе и развиваться, двигаться вперед, а не застывать на чем-то одном.

-  А что ты чувствовал, когда снимал фильм?

И.П.: Когда ты снимаешь фильм по собственному сценарию, это немного пугает, потому что ты словно оказываешься голым перед толпой людей.

- Мне показалось или Ума действительно в некоторых кадрах похожа на Алису Фрейндлих?

И.П.: Абсолютно! И это очень здорово!

- Ты сознательно к этому пришел?

И.П.: Нет. Я только на монтаже увидел те дубли, в которых она похода на героиню Алисы Бруновны в фильме «Служебный роман», и выбирал их. И это значит, что подсознательное сработало, если ты снимаешь западных актеров, а в кадре получается что-то русское и Рязановское.

- По-твоему, какими качествами должен обладать режиссер?

И.П.: Серьезный вопрос. На самом деле их должно быть много. Но основными, на мой взгляд, являются уверенность, потому что это то, что ждут от режиссера в первую очередь. Люди задают много вопросов, и ты должен показать, что знаешь на них ответы, даже если их не знаешь. Также нужна самокритичность. И умение слушать свою команду, которая всегда поможет тебе выйти за пределы собственного мозга.

- Хорошие качества. А ответственность должна быть у режиссера?

И.П.: Ответственность режиссера в том, что он своими решениями двигает фильм в определенном направлении. И таких решений принимается огромное количество: от кастинга и музыки до мельчайших деталей, которые могут выстрелить или разочаровать в итоге. И в этом смысле это сложная профессия, потому что за короткий промежуток времени приходится принимать много важных решений. И если фильм плохой, то виноват в первую очередь режиссер.

- То есть получается режиссер несет ответственность перед всеми от группы до зрителя?

И.П.: Ты читаешь мои мысли. Именно так и происходит. Поэтому режиссер должен понимать, что каждый участник группы вкладывает себя в работу, и если режиссер примет неправильное решение, то это отразится как на конечном результате, так и на работе конкретного человека. А делать посредственное кино и продавать его зрителю режиссер не имеет права. Потому что даже если ты заманишь зрителей в первый выходной, то потом-то они всё поймут и потеряют к тебе доверие.

- В Лос-Анджелесе с этим строго. Если режиссер потерял доверие, то никакой продюсер не доверит ему проект.

И.П.: Там это происходит не только с режиссерами, но и с актерами и со всеми специальностями. Если ты не выдаешь свой максимум, на следующем проекте тебя заменят кем-то другим, потому что за тобой в очереди стоят сотни и тысячи человек. И это, уверен, очень мотивирует.

- А что тебе еще понравилось в американской киноиндустрии?

И.П.: Многое, но особенно то, что даже в условиях «тусовки», которая там тоже очень развита, на одних личных связях там далеко не уедешь. Потому что помимо связей и обладания основным талантом, ты должен обладать талантом творческим, экономическим, маркетинговым. Поэтому мне, вопреки советам многих, кажется, что это не самое важно налаживать контакты. Если ты делаешь достойный продукт, интересный и оригинальный, то тебя найдут.

- А как ты относишься к конкуренции?

И.П.: Я считаю, что у нас на данном этапе конкуренции нет, а есть сотрудничество, реальное и гипотетическое. Потому что наш рынок настолько свободен, что решив сделать хорошее кино, ты всегда найдешь способ это решение реализовать. Хотя возможно, поварившись в этом котле какое-то время, я изменю свое мнение.

- Ваня, а ты считаешь, что в свои 29 лет ты чего-то достиг?

И.П.: Думаю, что пока нет. Потому что все мое творческое достижение – это один неплохой короткометражный фильм, пусть и сделанный на большой студии с прекрасными актерами. Это только начало.

- Тебе свойственно быть одержимым чем-либо?

И.П.: Ранее одержимость мне не была свойственна. И как раз этот проект дал мне возможность почувствовать себя таким. Благодаря этому конкурсу и фильму я понял, что я могу быть одержим. Это было для меня большое и полезное открытие. И если я одержим кино, значит, именно этим и нужно заниматься. Потому что это самое яркое, что со мной произошло и это были самые сильные эмоции, которые я когда-либо испытывал.

- А над чем ты сейчас работаешь?

И.П.: Над короткометражной историей, ретрофутуристическая семейная комедийная фантастика, я бы так назвал… Сейчас она находится на стадии поиска финансирования. Но этим процессом целиком занят продюсер. Мне эта история нравится эстетически, в ней много вызовов для меня как будущего режиссера, там есть графика, будет где развернуться реквизитору и художнику-постановщику. Также есть полнометражная история в планах. Она будет романтичной, но совсем уже не женской. Наверное, теперь от меня многие ждут романтичную, легкую, приятную историю. Но было бы скучно делать одно и тоже.

- Жду с нетерпением приглашения на премьеру. Ваня, ты сделал первые шаги в мир кино и, исходя из полученного опыта, что ты можешь посоветовать молодым кинематографистам?

И.П.: Хочу посоветовать людям меньше бояться и сомневаться, а больше делать. Именно этот совет дали мне год назад, и я рад, что им воспользовался. Потому что пока ты не сделаешь чего-то, ты не знаешь на что ты действительно способен. Нужно делать, рисковать, ошибаться и снова что-то делать. Только так что-то получается.

Беседовала Иля Белкина.